Dec 30 2019 22:14
Эльхан Мамедов
Views: 586

Как уже сообщалось, президент Азербайджанской Республики Ильхам Алиев дал интервью телеканалу "Россия-24". Глава государства в интервью ответил на вопросы, связанные с азербайджано-российскими отношениями, и другие вопросы.

АЗЕРТАДЖ представляет данное интервью.

-Господин Президент, здравствуйте и спасибо большое за то, что Вы вновь принимаете нас в Азербайджане. Мы можем вместе подвести итоги 2019 года. Каким этот год был для Азербайджана, для российско-азербайджанских отношений?

 

- Очень рад вас снова видеть в Азербайджане. Добро пожаловать. Вспоминаю нашу встречу в прошлом году. Стало хорошей традицией в конце года встречаться, и, конечно, есть о чем рассказать и азербайджанским зрителям, и российским. Потому что год на самом деле был очень насыщенным в плане развития двусторонних отношений. Мы подводим итоги года, который, уверен, войдет в историю наших отношений как один из самых активных и динамичных в плане сближения наших стран. У нас было очень много контактов на высшем уровне. С Президентом России я неоднократно встречался, и каждая встреча была очень полезной, плодотворной и нацеленной на результат. Те сигналы, которые мы давали нашим командам, были выполнены.

Мы активно реализуем программу в рамках пяти дорожных карт, которые охватывают практически все сферы нашей деятельности - и торговля, транспорт, энергетика, гуманитарная сфера, туризм. В конце года к этим двум дорожным картам были добавлены еще две – по инновациям и по молодежной политике. Это была наша инициатива, и она была позитивно воспринята российской стороной. Должен сказать, что мы планируем уже в феврале следующего года первый российско-азербайджанский форум молодежи. Мы считаем, для того, чтобы сохранять и приумножать наши достижения в двустороннем плане, обязательно новое поколение должно общаться, должно знать друг друга, должно готовиться к взрослой жизни в плане сотрудничества. Поэтому уверен, что первый форум молодежи Азербайджана и России будет очень полезным, приятным, интересным, и тем самым молодое поколение будет уже знать друг друга, уверен, в будущем будет так же, как и нынешнее поколение, стремиться к укреплению наших связей.

Было много сделано в промышленной сфере. Мы рады тому, что в этом году был введен в строй один из крупнейших индустриальных проектов в Азербайджане, который был профинансирован «Газпромбанком» в объеме порядка 500 миллионов долларов. Также в Азербайджане в этом году открылось фармацевтическое предприятие со 100-процентыми российскими инвестициями. Это тоже очень важное событие. Потому что на сегодняшний день мы во многом зависим от импорта в плане реализации продукции фармацевтических компаний. Также заложена основа в этом году сервисного центра по ремонту и обслуживанию вертолетов совместно с компанией «Вертолеты России». Должен сказать, что у нас более 100 вертолетов российского производства и, конечно, они требуют сервиса. Мы рассчитываем, что этот центр будет также региональным, и соседние страны, которые имеют российскую военную технику, будут использовать наши возможности.

В плане военно-технического сотрудничества год также был успешным. Мы продолжали реализацию подписанных ранее контрактов, которые исчисляются миллиардами долларов, и обсуждали детально возможности новых контрактов с тем, чтобы та динамика, которая в этой сфере есть, сохранялась.

Также была заложена основа строительства завода по производству автомобилей «ГАЗ» в дополнение к автомобилям «КамАз» и «Урал», которые уже производятся в Азербайджане. Заключен трехлетний контракт на поставку вагонов для метро с российской компанией. Мы полностью обновляем наш парк вагонов метро. Открыт павильон "Азербайджан" на ВДНХ. Это тоже знаковое событие. И он восстановлен в своем первозданном виде. Это уже такой культурный центр Азербайджана на такой известной международной площадке.

Открыт с 24 декабря новый автомобильный мост через реку Самур, который связывает наши государства. Это тоже очень важное событие. Потому что старый мост был построен в 1950-х годах, и он уже не выдерживал того объема транспортировки грузов и пропуска легковых автомашин. Поэтому 24 декабря на границе торжественно был введен в эксплуатацию мост, который станет новыми воротами для нашего сотрудничества, а также воротами для регионального сотрудничества в плане реализации проекта “Север-Юг“, грузоперевозки по которому в прошлом году выросли в 8 раз, а в этом году на 60 процентов. Поэтому Азербайджан, который в принципе завершил на своей территории все проекты, связанные с реализацией этого важного транспортного проекта, уже предоставляет транспортно-логистические возможности для соседних стран. Я могу продолжать список.

-Проектов действительно очень много, и важно, что они претворяются в жизнь, и это совершенно другой уровень. Это уровень уже промышленного сотрудничества, взаимодействия - высокотехнологичного. Вы, наверное, согласитесь с тем, что - я надеюсь, что динамика продолжится и в следующем году - этот год станет просто началом другой эпохи в отношениях России и Азербайджана, и у нас впереди будут еще другие проекты, нас ждут другие рекорды. Все это необходимо развивать в условиях преодоления административных барьеров, ограничений, которые сегодня мешают бизнесу. Если заглянуть в будущий год, на Ваш взгляд, какие из этих ограничений могут быть сняты в следующем году? Какие шаги необходимо предпринять?

- Эти вопросы детально обсуждались в течение этого года. Поскольку то, о чем вы говорите, - неотъемлемая часть развития наших отношений, в том числе в торгово-экономической сфере. Поэтому сегодня уже даны поручения соответствующим структурам наших стран об упрощении таможенных процедур, о применении современных технологий в плане контроля над транспортировкой грузов, в плане упрощения прохода границы. И современные технологии и в Азербайджане, и в России применяются в этом направлении. Поэтому думаю, что это будет одним из направлений - именно снятие административных и таких бюрократических преград.

Что касается сотрудничества в экономической сфере, уверен, что товарооборот будет расти. В этом году мы видим рост на 25 процентов. В прошлом году был около 20-ти. То есть, это говорит о такой серьезной динамике торгово-экономических отношений. Потому что нам уже нелегко расти от существующей высокой базы. А для этого мы, конечно, должны успешно реализовать те дорожные карты, о которых я говорил, и должны в большей степени унифицировать подходы и к транспортно-тарифной политике, в том числе скоординировать нашу деятельность по новым транспортным проектам. В Азербайджане на сегодняшний день строится новая автотрасса от Баку до российской границы, которая будет проходить параллельно существующей вдоль побережья Каспийского моря, и маршрут этой автотрассы сокращает на много километров расстояние. Поэтому добраться до российской границы будет намного быстрее и комфортнее.

 

-Если говорить в абсолютных цифрах, то наш взаимный товарооборот приближается к сумме 3 миллиарда долларов. Что касается долларов, постепенно Россия и Азербайджан переходят на расчеты в национальных валютах, чтобы снизить зависимость от доллара. Сегодня обсуждается также возможность подключения Азербайджана к платежной системе "Мир". Недавно на саммите СНГ Владимир Путин вообще предложил подумать о перспективах создания общего финансового рынка. Как Вы относитесь к таким инициативам?

- Мы эти инициативы серьезно рассматриваем. И вопросы, связанные с переходом торговли между странами на национальные валюты, нами обсуждаются и с другими нашими соседними странами. Как вы знаете, там тоже этот вопрос очень активно дискутируется и делаются первые шаги в этом направлении. Поэтому думаю, что, в первую очередь, должна быть определена номенклатура товаров в нашем товарообороте, которые могут быть реализованы в национальных валютах, и после этого делать шаги в этом направлении.

Относительно недавно мы получили предложение по подключению к платежной системе «Мир», и серьезно его изучаем. Я думаю, что здесь есть хорошая перспектива. Особенно в связи с резким ростом турпотока из России в Азербайджан. В прошлом году порядка 900 тысяч россиян посетили Азербайджан, а в этом году уже за 11 месяцев эта цифра также 900 тысяч. То есть, мы приближаемся к миллиону. В связи с тем, что мы активно развиваем туристическую индустрию и стараемся вести учет поступлений от туристов, нам, конечно, очень легко посчитать, сколько туристы потратили по платежным картам. Но многие туристы тратят и наличные. Это в основном касается туристов из пространства бывшего СССР. Поэтому, если эта система будет применена в Азербайджане, у нас будет четкий учет поступлений, а для россиян будет намного удобнее и комфортнее приезжать в Азербайджан и не сталкиваться иногда с вопросами обмена денег в обменниках.

-Ну а финансовый рынок общий?

- Финансовый рынок – это вопрос более сложный. Здесь пока конкретных предложений нам не поступало. Мы слышали заявление об этом. Конечно же, будем серьезно это изучать. Естественно, наш подход всегда основывается на прагматизме, на практической стороне. Если это будет выгодно, интересно, комфортно, если это будет стимулировать товарооборот, облегчать деятельность бизнес-структур, конечно, мы к этому вопросу будем относиться очень серьезно.

-Конечно, Россия и Азербайджан – это всегда крупные энергетические проекты. Мы здесь и партнеры, нас называют и конкурентами. Уж не знаю, насколько заслуженно, если мы говорим о развитии проекта «Турецкий поток» и Южный газовый коридор. Каковы Ваши планы на будущий год? Вы должны дойти до Европы…

- Да, я хотел бы в первую очередь также коснуться этого вопроса. Потому что иной раз в прессе разных стран мы слышим и видим такие тезисы, что это какая-то конкуренция. Это категорически не так. Никогда этого не было и, уверен, не будет. И никогда тема энергопроектов, которые осуществляются нами или Россией, не была предметом каких-то серьезных дискуссий. То есть, и в России, и в Азербайджане, я думаю, поддерживают те проекты, которые мы реализуем.

Что касается проекта "Турецкий поток", мы знаем насколько этот проект важен и для России, и для Турции. Обе страны – наши близкие партнеры. Поэтому мы с самого начала поддерживали этот проект.

Что касается выхода азербайджанского газа на европейский рынок, то на европейский рынок после реализации проекта Южный газовый коридор будет поставлено 10 миллиардов кубометров газа. По сравнению с тем объемом, который поставляет Россия, - я точную цифру не помню, но было в зависимости от годов где-то 150-170 миллиардов, - это очень небольшой объем. Поэтому проект Южного газового коридора, он, конечно же, никакой не конкурент. И мы никогда так это не рассматривали. Это просто тот проект, который позволит Азербайджану реализовать свои газовые ресурсы на международных рынках. Часть газа по этому коридору уже поставляется на рынок Турции. В конце ноября этого года проект TANAР – Трансанатолийский газопровод, являющийся частью Южного газового коридора, уже доведен до греческой границы. И строительство газопровода от турецко-греческой границы до Италии завершено уже более чем на 90 процентов. Таким образом, мы рассчитываем в следующем году полностью ввести в строй этот проект протяженностью 3500 километров. Это позволит нам также задействовать в эксплуатацию новые газовые месторождения, которые сейчас находятся в разработке, и не думать больше о том, что Азербайджан – это страна, не имеющая выхода к открытым морям. Поскольку посредством транспортных и энергетических коридоров мы по существу вышли давно на рынок и Черного моря, и Средиземноморья, и сейчас выходим в больших объемах, относительно конечно, на газовый рынок Турции и Европы.

-Ну и партнерство может быть продолжено закупками российского газа для поставок в Европу.

- Да, безусловно. Я думаю, что в будущем мы сможем, опять же в рамках многостороннего эффективного сотрудничества, реализовать многие совместные проекты, которые ранее казались, может быть, нереализуемыми. И примером такого сотрудничества я бы привел строительство железной дороги Баку-Тбилиси-Карс, которая соединила железные дороги Азербайджана и Турции. На сегодняшний день российские поставщики транспортируют грузы из России через Азербайджан в сторону турецких портов, в первую очередь, Мерсина. И дальше есть перспектива транспортировки по железной дороге даже уже без перевалки в портах до европейских стран. Мы сегодня уже говорим о возможных объемах, которые будут исчисляться миллионами тонн. Причем, когда мы инициировали строительство железнодорожного сообщения между Азербайджаном и Турцией, то тогда многим казалось, что это ориентировано только на грузоотправителей из Китая и Центральной Азии. Но сегодня российский грузоотправитель уже транспортирует грузы по этому направлению. Поэтому я не исключаю, что на каком-то этапе существующая газотранспортная инфраструктура, которую создаем мы, которую создает Россия и которая концентрируется на турецкой территории, она может быть инфраструктурой общего пользования.

-Здесь еще, наверное, важно упомянуть об энергосистемах Азербайджана, Россия и Ирана. Здесь тоже есть большая территория для сотрудничества.

- Совершенно верно. Мы с Россией работаем в параллельном режиме. Это очень эффективный режим. Ежеквартально мне представляют сводку об энергообмене. Важно, что в случае каких-то аварий мы всегда можем положиться друг на друга. Когда случилась авария в Азербайджане, практически полный блэкаут, летом прошлого года, российская сторона оказала нам незаменимую поддержку в тех объемах, которые мы могли бы принять с тем, чтобы обеспечить электричеством определенные стратегические объекты.

То же самое происходит, когда случается авария в Дагестане, и незамедлительно мы переориентируем наш энергопоток на российский рынок. Сегодня в Азербайджане существует избыток электроэнергии в объеме тысячи мегаватт. Мы экспортируем электроэнергию в Грузию, Турцию и некоторые европейские страны. А с Россией также мы осуществляем продажу в то время, когда это необходимо. Также мы построили новую линию электропередач с Ираном. Поэтому энергетический коридор между тремя странами уже существует, и министры трех стран регулярно встречаются и обсуждают вопросы будущего сотрудничества в этом направлении.

-Это может стать общей энергосистемой?

- Да. Это практически уже становится. Потому что, как я уже сказал, с Российской Федерацией мы работаем в параллельном режиме. У нас налажено энергосообщение и экспорт, как я уже сказал, в западном направлении, в южном направлении. Поэтому координация и многостороннее сотрудничество, может быть, даже и не только трехстороннее Азербайджан-Иран-Россия, но в большем объеме, думаю, будет на пользу всем.

-Вы, наверняка наблюдаете за тем, какому давлению подвергается российский проект "Северный поток-2". Азербайджанские амбиции на европейском рынке, как Вы уже сказали, чуть меньше, но, тем не менее, они тоже могут подвергнуться такому прессингу. Ощущаете ли Вы его?

- Нет. Что касается энергетических проектов, нет. Даже более скажу, европейские потребители заинтересованы в доступе к азербайджанскому газу. Хотя объем, как я уже сказал, небольшой, но тем не менее. Поэтому, что касается вопросов, связанных с энергетикой, мы такого давления не ощущаем.

-Европейские потребители в "Северном потоке-2" тоже заинтересованы, но американские производители не очень. Этот интерес не настолько взаимен. Если говорить в целом уже о политическом взаимодействии, о политическом фоне, видите ли Вы, может быть, какое-то влияние отношений России с западными партнерами, как эти отношения влияют на Азербайджан?

- Ну, я бы сказал, что напрямую мы, конечно, этого не видим, потому что это как бы не находится в зоне нашей деятельности. Но в целом, конечно, когда отношения между странами, между теми странами, с которыми у нас партнерские отношения, становятся более напряженными, это отражается негативно на всех.

-Может Вас предостерегают не дружить с Россией?

- Думаю, что нет. Потому что я думаю, что уже всем известно, в том числе на европейском пространстве, что Азербайджан проводит независимую внешнюю политику и открыто это декларирует. Наши слова никогда не расходились с делами. У нас хорошие, добрые отношения с европейскими странами. С 9 странами Евросоюза у нас подписаны или приняты документы о стратегическом партнерстве. Это одна треть стран Евросоюза, но после brexit будет больше, чем одна треть. У нас в прошлом году парафировано Соглашение с Евросоюзом о приоритетах партнерства, где выражена поддержка территориальной целостности, суверенитету, нерушимости границ Азербайджана.

У нас с Европейским Союзом сейчас идет процесс переговоров. И это все абсолютно не мешает выстраиванию отношений с другими странами. И в Европе тоже понимают, что Азербайджан в плане отношений с соседями ведет полностью независимый курс. Азербайджан та страна, которая может противостоять возможному влиянию и прессингу, и демонстрировала это не раз. А причиной тому является то, что мы в экономическом плане независимы. Мы живем по своим средствам. Мы не нуждаемся в кредитах, мы стали по оценке Международной организации развития - МАР – страной-донором. Внешний государственный долг в Азербайджане в районе 17 процентов ВВП. По этому показателю мы на 9-м месте в мире. Поэтому экономическая независимость нам дает силы для того, чтобы отстаивать свою позицию и на политическом поле. И с успехом мы это делаем. И также возможностью нашей по противостоянию возможным прессингам и давлениям является то, что наша политика пользуется поддержкой народа, мы уверены в своей правоте. И таким образом, все попытки, которые раньше предпринимались по направлению Азербайджана в какое-то русло, терпели фиаско.

-И Вы не собираетесь вступать в Европейский Союз?

- Совершенно верно.

-Нет того лакомого кусочка, который можно показывать, а потом убирать...

- Я, недавно встречаясь с азербайджанскими журналистами, подробно говорил об этих вопросах, поскольку у нас в прессе иной раз разные мнения на этот счет высказывают далекие от реальности. Я подробно остановился на этом вопросе и сказал, что нас там и не ждут. И мы не являемся даже в списке кандидатов. И Азербайджан та страна, которая в отличие от некоторых стран бывшего СССР, которые объединены в проект «Восточное партнерство», не подписала соглашение об ассоциации. Я его прочел от начала до конца. И понял, что это не соглашение. Это - инструкция. Инструкция, которая спускается для того, чтобы мы этим инструкциям следовали. И я задал вопрос своим членам команды. А зачем нам эта инструкция? Что она нам даст? Есть ли здесь какая-то практическая выгода для Азербайджана. Я лично этого не увидел. Поэтому мы и предложили Европейской комиссии вместо этого работать над двусторонним соглашением, где были бы выгоды для нас, чтобы я мог бы сказать гражданам Азербайджана зачем мы на это идем. Мы же не можем подписывать соглашение для того, чтобы кому-то понравиться или просто сказать, что да, оно у нас есть. Мы так не работаем. Любое соглашение, любая договоренность, на которые мы идем, должны иметь конкретный результат.

Мы говорили сегодня о российско-азербайджанских отношениях. Видите, конкретный результат во всем, все, о чем мы договариваемся, подписываем, мы реализуем. То же самое мы предложили Европейской комиссии, и должен сказать, что переговоры по новому соглашению идут в целом неплохо. Более 90 процентов пунктов согласовано. Но те пункты, которые не согласованы, они категорически для нас неприемлемы. И в случае, если будет изменена позиция Европейского союза, мы тогда можем продолжить переговоры с нацеленностью на результат.

-В этом году исполнилось 25 лет соглашения, бессрочного соглашения о прекращении огня в Нагорном Карабахе. В этом же году стороны заявили о начале движения к миру по программе, принятой Баку и Ереваном, и произошло несколько интересных событий. В том числе, например, обмен журналистскими делегациями в Армении и в Азербайджане. Что еще позитивного Вы могли бы отметить в этом году в этом очень сложном вопросе?

 

- К сожалению, больше ничего. Я считаю, что 2019 год был потерян для урегулирования конфликта. И виной тому является непоследовательная, противоречивая и непонятная позиция армянской стороны. Потому что в течение года мы слышали совершенно противоречащие друг другу заявления высшего руководства Армении. Например, одно из них - что Нагорный Карабах является «независимым государством», и Азербайджан должен вести переговоры с этим так называемым «независимым государством». Это было попыткой полного подрыва переговорного процесса и по существу его остановка. И, естественно, с этим согласиться не могли ни мы, ни посредники – страны-сопредседатели Минской группы ОБСЕ, которые также сделали и заявление и, насколько я знаю, серьезное внушение армянскому руководству, чтобы они отказались от этой популистской, вредной и опасной политики.

Видимо, вняв голосу разума, армянское руководство поменяло свою позицию, но опять в еще худшую сторону. Следующее заявление армянского премьер-министра было о том, что Нагорный Карабах - это Армения, и точка. Задается тогда у нас вопрос: то они говорят, что это независимое государство, которое никто не признал, в том числе Армения, то они говорят, что Нагорный Карабах - это Армения, что тоже является ложью. Таким образом, они сами не знают, что такое Нагорный Карабах. И если они не знают, что такое Нагорный Карабах, то мы можем им разъяснить. Я это сделал в октябре в прямом эфире вашего канала в рамках Валдайского форума, когда сказал, что Нагорный Карабах - это Азербайджан, и восклицательный знак. И это в отличие от тезисов армянской стороны - истина, поскольку как историческая справедливость, так и международное право говорят о том, что Нагорный Карабах - это неотъемлемая часть Азербайджана. И когда Азербайджан вступал в ООН, он вступал в рамках своей полной территориальной целостности. Если мы добавим сюда резолюции Совета Безопасности ООН, требующие немедленного и безоговорочного вывода армянских сил с оккупированных территорий, резолюции других международных организаций и то, что ни одна страна не признала это несуразное и незаконное образование, так называемую Нагорно-Карабахскую республику, то мы видим, что решение конфликта должно быть в плоскости признания территориальной целостности Азербайджана и уважения его суверенитета. Поэтому как только в армянском руководстве поймут эту простую истину, у нас могут быть шансы на продвижение переговорного процесса.

-Да, эта программа будет продолжена. Вы сохраняете верность этим позициям.

- В плане позиции по урегулированию?

-Да, по движению к миру.

- Да. Движение к миру должно сопровождаться активным переговорным процессом. Несмотря на заявления армянской стороны, что мы должны вести переговоры с Нагорным Карабахом, переговоры сейчас ведутся между Азербайджаном и Арменией. И мои встречи с премьер-министром Пашиняном, в том числе официальная встреча, как ее классифицирует Минская группа ОБСЕ, в Вене в марте, еще раз подтвердила, что переговорный процесс и формат неизменен, как бы армянской стороне ни хотелось его менять. Поэтому движение к миру и реальный прогресс на переговорном треке должны идти параллельно.

-Следующий год будет особенным годом для нашей общей истории. Мы будем отмечать 75 лет со дня великой Победы, победы в Великой Отечественной войне. И мы уже привыкаем, к сожалению, к тому, что каждый этот праздник бывает омрачен попытками пересмотреть историю. Сейчас к этим попыткам пересмотреть историю прибавились попытки героизации фашизма, что уже совсем является неприемлемым для людей и потомков поколений, которые защищали нашу страну и завоевывали для нас эту Победу. Как Вы будете отмечать этот праздник? Во-первых, как будет его отмечать азербайджанский народ? И как Вы относитесь к тому, что сейчас происходит в нашей общей истории?

- Вы затронули очень важный вопрос. Это вопрос, который обязательно должен быть в повестке дня всех стран, и считаю, что все страны и их руководители должны четко выразить свою позицию. По этому вопросу нельзя вести политику умолчания и нельзя вести политику, как говорится, и вашим и нашим. В целом, по каждому вопросу, я считаю, каждая страна должна иметь свою позицию. В первую очередь, по этому вопросу. Потому что мы видим опасные тенденции по переписыванию истории, по героизации фашистов, по искажению исторической правды. И мы должны очень серьезно к этому относиться. Поэтому в рамках сотрудничества в СНГ этот вопрос находится на повестке дня, и на последнем неформальном саммите СНГ в Санкт-Петербурге Владимир Владимирович Путин достаточно подробно рассказал со ссылкой на исторические документы, многие из которых мы услышали впервые. Я когда учился в МГИМО, историю изучал хорошо, этих документов тогда не было, нам их не преподавали, и думаю, что...

- Это было упущение.

- Это было упущение, но, скорее всего, в силу политической корректности. Потому что эти документы затрагивают такие чувствительные моменты, которые, видимо, советская историческая наука решила держать под грифом «секретно». Но вот в подробном выступлении Президента России они были всем представлены, и я считаю, что это было очень большим сюрпризом для многих. И еще раз мы увидели, что на самом деле происходило в то время. Поэтому категорически недопустимы ни переписывание истории, ни героизация фашизма.

 

Азербайджан свято чтит память погибших в Великой Отечественной войне. Хотя, скажу откровенно, к сожалению, в первые годы независимости было не так. Когда к власти путем военного переворота пришла такая группа, называющая себя Народный фронт, они отменили праздник 9 Мая, и ветераны войны подвергались преследованию, моральному террору, происходило практически то же самое, что и в некоторых странах сейчас. И только после того, как Гейдар Алиев возвратился к власти, историческая справедливость была восстановлена. Ветераны опять стали пользоваться поддержкой государства, 9 мая был объявлен общенациональным праздником, и мы с тех пор - с 1994 года отмечаем этот праздник, и это - нерабочий день. И каждый год я встречаюсь с ветеранами, вместе мы возлагаем цветы, венки, чтим память погибших. Ветераны Великой Отечественной войны пользуются очень большой государственной поддержкой в Азербайджане.

 

Также хотел бы сказать, что Азербайджан внес большой вклад в нашу общую победу. Более 120 героев Советского Союза – выходцы из Азербайджана. На наших предприятиях днем и ночью производилась военная техника, в том числе знаменитые «Катюши». Потому что промышленность Азербайджана была развита в те годы. Также Азербайджан поставлял 70 процентов нефти, 80 процентов топлива и 90 процентов смазочных масел для Советской армии, без этого победа в войне была бы невозможна. Мы знаем, что многие наступления гитлеровской армии захлебнулись только потому, что не было своевременного подвоза горючего. И неслучайно фашистская Германия стремилась захватить Баку. Я, кстати, говорил об этом в октябре на саммите СНГ в Ашгабаде: есть известные кадры, где Гитлеру преподносят торт, на котором на немецком написано «Каспийское море», там черный шоколад разлит в границах Каспийского моря, и он берет свастику и кладет прямо там, где написано Баку. И это были планы. Захват Баку был бы катастрофой для Советского Союза, потому что Советский Союз лишился бы важного компонента. А для наших граждан было бы катастрофой, потому что все нефтяные скважины были заминированы. И в случае, если бы фашистам удалось захватить Баку, все бы взлетело в воздух, погибли бы сотни тысяч человек. Поэтому для нас память о Великой Отечественной войне и тех, кто погиб за Родину, - а таких было 300 тысяч из Азербайджана, из более чем 600 тысяч, кто участвовал в войне, - она священна. Мы это чтим и помним.

И еще один момент, мы должны в плане героизации фашизма быть лишены всяческой политкорректности. Мы должны называть вещи своими именами, независимо от того, кто произносит какие речи, и кто что делает. И один момент, который я также в Ашгабаде в октябре поднял, потому что в повестке дня был вопрос о подготовке к 75-летию празднования нашей общей Победы. Я сказал, что недопустимо, когда на пространстве СНГ героизируют фашистов, что произошло в Армении, когда фашистскому приспешнику Гарегину Тер-Арутюняну поставили шестиметровый памятник в Ереване. Этот человек, известный под кличкой Нжде, был арестован СМЕРШем, осужден на 25 лет и умер во Владимирской тюрьме. Он не был реабилитирован. И вот такому человеку в Армении ставят шестиметровый памятник, его именем называют улицы, площади. Как это может соотноситься с заявлением армянского руководства, что они также против героизации фашизма. Я об этом открыто сказал, выразил свою позицию и дал шанс премьер-министру Армении, который не был замешан в этом постыдном мероприятии, выразить свою позицию. Но, к сожалению, реакция была совершенно неадекватной. Он в ответ заявил, что Солженицын тоже был в советских лагерях. Я вынужден был снова взять слово и сказать, что это цинизм отождествлять Солженицына и фашистского палача.

Потом через какое-то время на встрече с российскими журналистами, он пошел еще дальше и сказал, что Молотов тоже встречался с Гитлером, ничего в этом такого нет. Но этот тезис вообще комментировать трудно. Поскольку элементарное знание истории должно было подсказать, что Молотов был министром иностранных дел Советского Союза, и одной из его задач была по возможности минимизация рисков начала войны, потому что мы знаем хорошо, что Советский Союз не был готов в 1939-м году, да и в 1941-м году, если был бы готов, не было бы таких потерь. Поэтому вот эти все неадекватные заявления, думаю, требуют очень серьёзного внимания. И здесь вот политкорректность, либо же какие-то политические интересы не должны довлеть над попыткой переписывания истории и героизации фашизма.

В следующем году я планирую провести 9 Мая в Москве. Я получил приглашение Владимира Владимировича Путина. Обычно я в Баку с ветеранами отмечаю, но на этот раз буду в Москве точно так же, как и 5 лет назад, когда мы отмечали 70-летие нашей Победы.

- Очень радостно и важно слышать эти слова от Вас сегодня. Мы будем рады встречать Вас в Москве. Большое спасибо за интервью.

- Спасибо.